20.05.2015

Частная тюрьма: курорт или рабство?

По всем правилам цивилизованной жизни государству должно быть выгодно, чтобы в стране был низкий уровень преступности, а люди, которые совершили то или иное преступление, исправлялись и вновь становились законопослушными. Чем больше в стране законопослушных трудолюбивых граждан, тем выше общая производительность труда и уровень жизни населения в целом. А для общества меньшее количество преступлений означает также социальную справедливость и просто безопасность.
 
Задача государства – создать и поддерживать такую систему, чтобы выйдя из тюрьмы, человек мог реабилитироваться в обществе, найти на работу и т. д. Однако все чаще мы слышим, что государственная пенитенциарная система Украины не справляется со своей задачей. Изыскивая разные пути и изучая мировой опыт, украинские чиновники все чаще стали поговаривать о создании системы частных тюрем. Отметим, что параллельно с нами этот вопрос обсуждается в Латвии, Германии, Японии, Чехии, России, ЮАР.
Монополия на исполнение приговоров суда – один из фундаментальных признаков государства. Тем не менее, в последние два десятилетия в мире распространяется практика передачи тюрем в частные руки, потому что, как уверяют апологеты, это выгодно с точки зрения государственных финансов, а частные корпорации умеют получать максимум при минимальных расходах. В то же время, многие указывают на сомнительную легитимность такой практики и на сопровождающие историю частных тюрем скандалы.
В свете разгула коррупции в стране словосочетание «частная тюрьма» воспринимается обществом не иначе, как некое привилегированное место для отбывания наказания теми, кто сможет себе это позволить. Однако специалисты утверждают, что не стоит воспринимать частную тюрьму как курорт.
Частная тюрьма – это, прежде всего, инвестиции, – объясняют сторонники новшества. Собственник строит, нанимает персонал и работает по государственному контракту. На нем ответственность: если будет нарушение контракта, с ним расторгнут соглашение, а в гостиницу тюрьму не переделаешь. Поэтому, как показывает мировая практика, по строгости режима частные тюрьмы жестче, чем государственные. И в США, если у осужденного есть возможность увильнуть от частной тюрьмы и попасть в государственную, он старается это сделать. Кстати, именно США стали родоначальником такой системы и имеют наибольший опыт, как позитивный, так и негативный.
Начнем с хорошего. Безусловно, положительным моментом является полная самоокупаемость частных мест несвободы. При этом государственная казна не будет нести убытки, а получит прибыль. Так,одна из крупнейших частных тюрем США в свое время отчиталась о росте прибыли на 500% за 20 лет. Казалось бы, панацея для Украины найдена.
Однако, изучая отрицательные отзывы, нельзя упускать и тот факт, что в той же Америке бытует мнение, что частные тюрьмы – по сути, узаконенное рабство. По одной простой причине: обыкновенная тюрьма – место отбывания наказания и исправления человека. Частная тюрьма – просто бизнес на людях, использование трудовых ресурсов для получения прибыли. Исправление заключенного и его дальнейшая ресоциализация владельцев частных тюрем особо не беспокоят.
Кроме того, правозащитники напоминают, что и сегодня нередки случаи, когда начальник колонии, не желая потерять хорошего специалиста (если в колонии налажено производство, специалисты ценятся на вес золота), идет на разные ухищрения, чтобы тот не мог освободиться условно досрочно, а порой даже создает условия, при которых осужденный получает новый срок. В условиях частного заведения проследить за подобными процессами куда сложнее, предупреждают правозащитники.
Безусловно, говорить о том, какой может быть новая система, пока рано – конкретного законопроекта на эту тему нет. Однако заявления заместителя министра юстиции УкраиныГия Гецадзе о том, что подобный эксперимент может быть внедрен в Украине, заставляет рассуждать на эту тему.
«В Великобритании есть частные и государственные тюрьмы, и содержание одного заключенного в частной тюрьме обходится гораздо дешевле, чем в государственной. Может быть, мы поэкспериментируем, и у нас будет еще и система частных тюрем», – сказал Г. Гецадзе в одном из своих выступлений. Настораживает слово «эксперимент» – учитывая, что речь идет о людях и их судьбах, данное слово, очевидно, неуместно.
Впрочем, эксперты и юристы уверены, что для внедрения нового института мало принять один закон, позволяющий это сделать. Необходимо учитывать множество составляющих. Кроме экономических расчетов, специалисты должны провести огромную работу, чтобы просчитать все коррупционные риски.
При разработке законодательства необходимо продумать действующие механизмы по защите прав и свобод осужденных, чтобы последние не стали бесплатными рабами. Нельзя также забывать, что сегодня места несвободы становятся для многих осужденных единственной возможностью получить образование, специальность или профессию, и на частные учреждения также необходимо возложить такую миссию. Учитывая все это, напрашивается вывод: для того, чтобы получить хороший результат, нельзя спешить с экспериментами.
Опыт Израиля: частные тюрьмы = нарушение прав человека
В Израиле закон, допускавший существование частных тюрем, был одобрен парламентом в 2004 г., и компания AFI Group даже построила здание на 2000 человек. Но тюрьма так и не открылась – в 2009 г. Верховный суд Израиля признал такую практику противоречащей Конституции страны. В объяснении было сказано, что одним из базовых правовых принципов в Израиле является то, что право на использование насилия, в частности, на соблюдение уголовного законодательства путем помещения людей за решетку является одним из основных полномочий государства. Передача права держать людей в заключении в руки частной компании, имеющей целью извлечение прибыли, лишает само заключение изрядной доли легитимности.
Комментарии 
Сергей Старенький, председатель ГПтС Украины 12.03.2014 – 06.08.2014*
– Соглашусь с тем, что на сегодняшний день вопрос частных тюрем созрел и в обществе, и в государстве. В государственной институции отношение к тюремной системе, как к чемодану без ручки: и нести тяжело, и бросить нельзя, а как нести – не знаем. Финансирование, к сожалению, очень маленькое, не обеспечивает даже минимальных потребностей, поэтому бытовые условия и материально-техническое обеспечение не очень хорошие.
Правда, в том, что касается исправительных учреждений, я должен немного защитить систему. Действительно есть колонии, находящиеся в запущенном состоянии, но есть и такие, которые могут обеспечить неплохой уровень. А разница в том, что последние обеспечены тем или иным производственным процессом. Там, где осужденные работают, они зарабатывают на свои потребности сами. Основной принцип работы любого исправительного учреждения – это исправление осужденного через труд и социальную работу с ним. Частные тюрьмы как раз и предусмотрены так, что находящиеся там люди будут обеспечены работой. Сегодня многие думают, что частная тюрьма работает по принципу «заплатил и сижу с комфортом», но это не так.
Юрий Белоусов, представитель уполномоченного ВР по правам человека
– Частные тюрьмы – некая альтернатива государственным. Это мировая тенденция, при которой государство отдает в частные руки часть своих функций, поскольку само зачастую является не очень хорошим менеджером. И сегодняшняя пенитенциарная система – яркий тому пример. Это огромное детище, оставшееся еще с советских времен, несколько устарело и должно быть реформировано, но государство не может этого сделать.
Так что это, возможно, попытка найти альтернативное решение. Хотя есть вопросы. Например, как организовывать контроль за осужденными, не применяя насилия. Мне даже кажется, что организация таких частных колоний – это всего лишь легализация уже существующий практики, ведь значительная часть наших колоний и так являются «частными». Это те колонии, где осужденные имеют работу и пребывают в более комфортных условиях. Но бывает, что осужденные работают по 12–16 часов, а заработная плата может быть 6–10 грн в месяц. Такие случаи есть, и они зафиксированы. Просто нужно повысить контроль над подобными практиками.
* 06.08.2014 Сергей Старенький уволен с должности председателя Государственной пенитенциарной службы Украины, а 26 марта с. г. восстановлен судом в должности. Но Министерство юстиции и Кабинет министров Украины до сих пор не выполнили это решение суда.

Анна Шульгина, «Судебно-юридическая газета»

Комментариев нет:

Отправка комментария